Больница не продлила контракт с медсестрой, имеющей ребенка-инвалида, и выиграла суд

В статье рассмотрено судебное дело по иску бывшей работницы детской городской больницы, имеющей ребенка-инвалида в возрасте до 18 лет, уволенной в связи с истечением срока действия контракта. Действующим в больнице коллективным договором предусмотрено право работниц данной категории на продление трудовых отношений при наличии одного условия, в соблюдении которого женщине не удалось убедить суд.

Кеник Ксения

кандидат юридических наук, доцент, заслуженный юрист Республики Беларусь

551 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Бывшая работница детской городской больницы (далее — больница), обратилась в суд с иском о восстановлении на работе. Также она просила суд обязать больницу заключить с ней контракт в соответствии с положениями коллективного договора и взыскать в ее пользу средний заработок за время вынужденного прогула со дня увольнения по день вынесения судом решения.

Причины обращения в суд

В 1993 г. А. была принята на работу в больницу, где с августа 2014 г. работала в должности старшей медсестры районного педиатрического отделения детской поликлиники. С ней был заключен контракт на один год, который в последующем дважды продлевался, последний раз по 31 июля 2017 г.

Приказом главного врача больницы А. уволена в связи с истечением срока действия контракта (По п. 2 ч. 2 ст. 35 ТК.).

А. посчитала свое увольнение незаконным в связи со следующим.

Согласно действующему в больнице коллективному договору на 2016-2018 гг. и Соглашению между Минздравом и Белорусским профсоюзом работников здравоохранения на 2016–2018 гг. наниматель обязуется заключить контракт на срок не менее пяти лет с матерью ребенка-инвалида в возрасте до 18 лет, надлежащим образом выполнявшей свои обязанности и не имевшей дисциплинарных взысканий в течение года, предшествующего дате истечения срока действия контракта, если она выразила согласие на продление трудовых отношений.

Поскольку А. являлась матерью ребенка-инвалида в возрасте до 18 лет и, по ее мнению, дисциплинарные взыскания, наложенные на нее в феврале, марте и июле 2017 г., являются незаконными, считала, что указанная норма коллективного договора не была соблюдена по отношению к ней.

Наложенные на нее дисциплинарные взыскания А. считала незаконными, т.к., по ее мнению, они применены к ней по надуманным причинам — ей вменяют в вину неисполнение и ненадлежащее исполнение трудовых обязанностей, не предусмотренных контрактом и должностной инструкцией по ее должности.

Таким образом, по мнению истицы, главный врач больницы обязан был продлить с ней трудовые отношения на срок не менее пяти лет.

Что выяснил суд?

Представитель больницы в возражениях на иск и в судебном заседании ссылался на то, что нарушений коллективного договора больницей не допущено; что соответствующий пункт коллективного договора не мог быть применен к А., т.к. она в течение года трижды привлекалась к дисциплинарной ответственности за ненадлежащее исполнение трудовых обязанностей и нарушение трудовой дисциплины.

Рассмотрев в судебном заседании представленные больницей письменные материалы, заслушав пояснения представителей со стороны больницы, свидетелей, суд установил следующее.

1. Приказом главного врача больницы от 1 февраля 2017 г. А. разрешено выполнение работы медицинской сестры участковой районного педиатрического отделения сверх установленной продолжительности рабочего времени до 0,25 ставки.

2. Приказом главного врача от 27 февраля 2017 г. А. объявлен выговор с лишением премии на 100 % за отсутствие на рабочем месте в рабочее время и неосуществление проведения патронажей 21 февраля 2017 г., а также за ненадлежащее ведение медицинской документации, графиков работ и табелей учета рабочего времени.

Факт отсутствия А. на рабочем месте подтверждается актом от 21 февраля 2017 г., согласно которому во время проведения с 15:30 до 17:30 плановой проверки по соблюдению графиков работы сотрудниками педиатрических отделений и районного педиатрического отделения детской поликлиники выявлено ее отсутствие на рабочем месте.

Нарушение должностных обязанностей в части проведения патронажа подтверждается показаниями свидетелей, согласно которым А. не посещала их семьи 21 февраля 2017 г. 

Допущенные А. нарушения по ведению и составлению графиков работы, табелей учета рабочего времени, по выполнению патронажей на дому и ведению медицинской документации по патронажам подтверждаются протоколом заседания комиссии по укреплению трудовой и исполнительской дисциплины больницы от 24 февраля 2017 г.

От ознакомления с приказом о привлечении к дисциплинарной ответственности А. отказалась, о чем 28 февраля 2017 г. составлен акт.

3. Приказом главного врача от 23 марта 2017 г. А. привлечена к дисциплинарной ответственности в виде замечания и депремирована на 10 % за март 2017 г.

Основанием для привлечения А. к дисциплинарной ответственности послужило отсутствие с ее стороны контроля за работой участковых медицинских сестер, качеством и систематичностью патронажей беременных женщин, детей грудного возраста, ведением медицинской документации, организацией паразитарного обследования населения участковыми медсестрами, организацией работы по профилактике туберкулеза; отсутствие плана работы старшей медицинской сестры на 2017 г., плана проведения обучения со средним медицинским персоналом на 2017 г., еженедельного плана работы, протоколов проведенных занятий со средним медперсоналом; непроведение оценки качества работы медицинских сестер по индикаторам.

Указанные нарушения подтверждаются справкой служебной проверки работы А. в качестве старшей медицинской сестры, составленной комиссией, которая провела анализ ее работы по основной работе и по совместительству, а также справкой служебного расследования по факту обращения А. в Минздрав.

С приказом о привлечении к дисциплинарной ответственности А. своевременно ознакомлена.

4. Приказом главного врача от 5 июля 2017 г. А. объявлен выговор с депремированием за июнь 2017 г.

Основанием для привлечения А. к дисциплинарной ответственности послужило отсутствие ее на рабочем месте 29 июня 2017 г.; ошибки, допущенные при составлении табелей учета рабочего времени; проведение патронажей детям, не подлежащим патронированию согласно постановлению Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 12 августа 2016 года № 96 «Об утверждении Инструкции о порядке проведения диспансеризации»; отражение не во всех дневниках состояния здоровья ребенка, особенностей физического развития, питания, режима.

Факты нарушения порядка проведения патронажей, ненадлежащего ведения документации подтверждены справкой, составленной по результатам служебной проверки работы А. в качестве старшей медицинской сестры от 30 июня 2017 г. Подтвержден и факт отсутствия ее на рабочем месте 29 июня 2017 г.

5. Больница уведомила А. 29 июня 2017 г. о прекращении с ней трудовых отношений в связи с истечением срока трудового договора по п. 2 ст. 35 ТК. От подписания уведомления А. отказалась, о чем составлен акт от 30 июня 2017 г.

Выводы и решение суда

Выводы. Доводы истицы о незаконности привлечения ее к дисциплинарной ответственности и, соответственно, незаконности ее увольнения по истечении срока действия контракта опровергаются исследованными судом материалами дела и показаниями свидетелей.

Дав оценку собранным доказательствам, исходя из фактических обстоятельств, установленных в ходе судебного следствия, принимая во внимание, что А. в течение года, предшествующего дате истечения срока контракта, трижды привлекалась к дисциплинарной ответственности, суд пришел к выводу об отсутствии условий, при наличии которых больница обязана в силу коллективного договора продлить с ней трудовые отношения на срок не менее пяти лет как с матерью ребенка-инвалида.

Действия нанимателя при прекращении трудовых отношений с истицей соответствуют требованиям законодательства о труде.

Решение. Суд отказал А. в удовлетворении исковых требований о восстановлении на работе, заключении с ней контракта в соответствии с положениями коллективного договора и взыскании с больницы в ее пользу среднего заработка за время вынужденного прогула со дня увольнения по день вынесения судом решения.

Результаты кассационного обжалования

Не согласившись с решением суда, А. обратилась с кассационной жалобой в областной суд. Однако определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда решение суда первой инстанции оставлено без изменения, а кассационная жалоба А. — без удовлетворения.

Заключение

Истечение срока действия срочного трудового договора является одним из оснований прекращения трудовых отношений с работником.

При рассмотрении дел по искам лиц, уволенных в связи с истечением срока действия контракта, суды проверяют, не установлены ли законодательством или локальными нормативными правовыми актами (в т.ч. коллективными договорами) дополнительные гарантии при увольнении и не распространяются ли они на лицо, подавшее иск.

Ни ст. 268 ТК (гарантии при заключении и прекращении трудового договора для беременных женщин и женщин, имеющих детей), ни Указом Президента Республики Беларусь от 12 апреля 2000 г. № 180 «О порядке применения Декрета Президента Республики Беларусь от 26 июля 1999 г. № 29», ни другими актами законодательства специальные гарантии продления трудовых отношений с женщинами, имеющими ребенка-инвалида в возрасте до 18 лет и старше, не установлены.

В коллективном договоре гарантия продления трудовых отношений может быть предоставлена различным категориям работников, в т.ч. при соблюдении условия о добросовестном исполнении трудовых обязанностей и продолжительности срока работы в организации.

В рассмотренной ситуации при наличии трех дисциплинарных взысканий больница имела право вместо издания приказа от 5 июля 2017 г. об объявлении выговора издать приказ об увольнении А. за систематическое неисполнение без уважительных причин обязанностей, возложенных на нее трудовым договором и правилами внутреннего трудового распорядка, поскольку ранее к ней применялись меры дисциплинарного взыскания (ч. 3 ст. 268, п. 4 ст. 42 ТК). 

551 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме
• • •

Комментарий к приказу Минздрава об обращении белья в организациях здравоохранения

С 1 мая 2024 года вступил в силу приказ Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 08.11.2023 № 1613 «О порядке обращения белья в организациях здравоохранения».
Shape 1 copy 6Created with Avocode. 269
Задать вопрос в редакцию
Заказать звонок